Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Elan

Balık (fish), bulak (spring)

Про “балык” (крепость, город) я писала тут. Процитирую лишь интересные моменты о слове “балык” (рыба) у Севортяна во 2-ом томе “Этимологического словаря тюркских языков” (стр. 60). [“Balıq” sözünün türk dillərində 2ci anlamı “su heyvanı”dır – “şəhər, qala” anlamında olan “balıq”la uzaq bağlantısı var. “Türk dillərinin etimoloji sözülüyünün” 2ci cildindən qısa alıntı]:

◊ Л. Рашоньи производит balyk от глагола ‘искриться’, ‘сверкать’, ‘мерцать’ (BSLP, 44, 2, стр. 219). Однако глагол с указанными значениями известен в форме балқ // балқы-, но не бал-; из балқы- вывести балық невозможно. <...> К этимологии балық ближе других подошел, как представляется, С. П. Толстов. Он указывал на bal // bar как обозначение водоема, в первую очередь, не текучего, болотистого, восходящего к III-II тысячелетию до нашей эры (см. С. П. Толстов. Города гузов. – СЭ, 1947, № 3, стр. 71-75). Лингвистического обоснования своей гипотезы автор не приводит, однако в пользу его идеи говорят некоторые факты. Ср. каз. диал. бал ‘маленький арык’ ҚТҚЭС51; балгы ‘пена на воде’, ‘пена изо рта’ ҚТДС243; лоб. балун ‘трава’ (около воды) Мал. ЛЯ91; аз. диал. балах ‘осока’ (обычно растущая у воды) ДСАз.54; як. балкый- ‘болтать’, ‘взбалтывать’, ‘плескать’ Пек. I351, балкӹр (от балкый-) ‘взбалтывание воды’, ‘шторм’, ‘волнение’ там же; кир. балчылда- (< бал-ч-ыл-да-) ‘хлюпать’, ‘сильно намокнуть’. Из этих форм ясно вычленяются односложные основы *бал и *бал-, первая из которых представлена в бал ‘маленький арык’. Само строение рассматриваемой основы – ба:лық / балық ~ bâlak / balak указывает на его структурные части: ба:л- / бал- (или ба:л / бал) и форматив –(α)қ. Поэтому слово можно было бы рассматривать как отглагольное существительное.

Там же на стр. 61: БАЛЫР – 1. водоросль, 2. какое-то растение, 3. тина. (Həmin kitabda 61ci səh.: BALIR – 1. yosun, 2. bitki, 3. lil).

Там же на стр. 257 БУЛАҚ (həmin kitabda 257ci səh. BULAQ):

◊ Форма пулук ‘ключ’, ‘родник’ в алт., шор., саг. позволяет восстановить в них глагол *пулу- < *булу-, следовательно, була < *булу- - производное от односложной именной основы *бул. По значениям булақ - ‘источник мутной воды’ Р IV1837 ‘лужа’, ‘болото’ Houts., ‘болезнь уха, при которой течет кровь’ уз. диал. Афз. – можно допустить, что эта производная основа испытала на себе семантическое влияние глагола була- (см. БУЛА- ‘мешать’, ‘перемешивать’). М. Рэсэнен и Г. Дёрфер производят от булақ от глагола була- ‘течь’, ‘вытекать’ [Р IV1836 – кир.=каз., другие значения: ‘быть щедрым’, ‘расходовать’, ‘расточать’, ‘жить в изобилии’, ‘иметь большие средства’, ‘жить на широкую ногу’.- Э.С.] (см. Räs. VEWT87b, Doerf. II № 809). Еще раньше М. Рэсэнен сопоставлял bulaq с глаголом bulγa- ‘смешивать’, ‘делать мутным’ (Räs. Mat.234). Остается неясным, составляют ли була- ‘течь’ или була- ‘мешать’, ‘перемешивать’ (см. БУЛА- ‘мешать’) два разных глагола или один. О булақ см. еще Cl.336a. С корневой частью глагола була- ‘течь’ попытаемся сблизить корневую часть тур. диал. bülke ‘место, где бьет струя в фонтане’, ‘место, где вытекает горячая вода в бане’ (обычно в центре) DS II820. Можно думать, что -ке здесь – отглагольно-именной аффикс. В таком случае остающуюся часть (т.е. глагол *bül-) можно было бы сопоставить с приводившимся выше *бул – корневой частью глагола була- ‘течь’ ~ *булу-. Разумеется, все эти сближения носят предварительный характер, поскольку приведенные фактические данные пока количественно и качественно ограниченны. С тюрк. булақ ~ булағ совпадает с письм.-монг. bulaγ ‘источник’ Влад.326, bulaγ / булаг ‘источник’, ‘ключ’, ‘родник’, ‘первоисточник’ Less.133. Ср. еще монгор. BulaG ‘источник’, ‘фонтан’ (Sm. – Most. D32). Г. Рамстедт отмечал это совпадение (ср. калм. bulug ‘источник’… [bulag, кир. bulaq]) и под вопросом возводил тюрк. bulaq к bul, не указывая однако, значения предполагаемого им источника Räs. KWb.59. М. Рэсэнен и Г. Дёрфер квалифицируют монг. bulag как тюркизм (М. Рэсэнен в Räs. Mat.234 еще неуверенно, в Räs. VEWT - определенно; см. также Doerf. II № 809). Ср. еще эвенк. болак ~ булак ‘родник’, ‘ключ’ (< монг.) ССТМЯ91. М. Фасмер сомневается в происхождении русск. балка – из тюрк. булак (Фас. I118-119). См. БУЛА- (в частности, значения ‘мутить’, ‘мутиться’, ‘хлынуть’ – о грязи и нечистотах уйг. диал. Jarr. – рубрики I, II, III – 4, 5).

Мне возведение русского “плакать” к тюрскому “bulak” (родник, источник, фонтан) и родственному ему глаголу “bulgamak” (мутить, печалиться, волноваться – см. Древнетюрк. словарь, стр. 122)  представляется более логичным, нежели фасмеровское возведение к лит., лтш. глаголам со значением “бить, колотить”.

“Pool” (=basin, pond) in Online Etymological Dictionary and NO:

POOL (2) "small body of water," O.E. pol, from W.Gmc. *pol- (cf. O.Fris., M.L.G. pol, Du. poel, O.H.G. pfuol, Ger. Pfuhl). As a short form of swimming pool it is recorded from 1921.

У Старостина корень “bul” (to soak, gush forth) ностратический.  Фасмер о слове “болото”:

Word: боло́то,

Near etymology: укр. боло́то, блр. боло́то, ст.-слав. блато λίμνη, болг. бла́то, сербохорв. бла̏то, словен. bláto, чеш. bláto, польск. bɫoto "грязь, трясина", в.-луж. bɫóto "грязь, тина", н.-луж. bɫoto "заболоченный лес, грязь".

Further etymology: Родственно лит. báltas "белый", др.-прусск. местн. н. Rythabalt (Буга, РФВ 67, 232), алб. baltë "тина, болото, глина, земля" -- иллирийского происхождения: сев.-ит. palta, ломб. palta, пьемонтск. pauta; см. Г. Майер, Alb. Wb. 25; ВВ 19, 155; Ngr. Stud. 2, 64. Знач. "белый" и "болото", ср. с русск. бель, польск. biel; см. Фортунатов, ВВ 4, 579; В. Шульце, Kl. Schriften 111 (=Sitzber. Preuss. Akad., 1910, стр. 787). Сомнения Бернекера (1, 70) неоправданны. Сюда же, далее, бе́лый; см. Траутман, BSW 25, в то время как нидерл. peel из *pali-, д.-в.-н. pfuol, англ. pool "лужа", др.-инд. jam-bālas "болото, тина" следует отделить, вопреки Уленбеку (РВВ 17, 439 и сл.) и Бернекеру (1, 70).

Balık, policy, politic

Оказывается, тюркское слово “балык” и греческие “полис” (город), “полиция”, “политика” взаимосвязаны и не имеют логического объяснения в индо-европейских языках . Demə, türk sözü “balıq” və yunanların “polis” (şəhər), “polis” (jandarma), “politika” (siyasət) bir biriylə bağlıdır və hind-avropa dillərində heç bir ağlabatan izahı yoxdur.

Policy” in Online Etymological Dictionary:

POLICY "way of management, government, administration," late 14c., from O.Fr. policie (14c.) "civil administration," from L. politia "the state," from Gk. politeia "state, administration, government, citizenship," from polites "citizen," from polis "city, state," from PIE *p(o)lH- "enclosed space, often on high ground" (cf. Skt. pur, puram "city, citadel," Lith. pilis "fortress"). Meaning "plan of action, way of management" first recorded c.1406.

Нишаньян о слове “политика” (Nişanyan “politik” sözü haqqda):

POLITIK ~ Fr politique siyasi (sıfat), siyaset (isim) ~ EYun politikós πολιτικός devlete ilişkin, siyasi < EYun pólis, polit- πόλις, πολιτ- kent, kent devleti, devlet << HAvr *plə- < HAvr *pelə-3 kale, müstahkem yer  (????? – burla)
__________
EŞKÖKENLİLER: EYun pólis:  akropol, apolitik, istanbul, kozmopolit, megapol, metropol, metropolit, nekropol, polis, poliklinik, politbüro, politik, politika, politize, realpolitik

Старостин считал корень “бал-/пол-“ ностратическим.  (Starostin “bal-/pol-“ kökünü nostratik sayırdı)

О слове “балык” в значении “город, крепость” у Севортяна во 2-ом томе “Этимологического словаря тюркских языков” (стр. 59):

БАЛЫқ / BALIQ

◊ 1. стена – Мал. ЯЖУ (из сырцового кирпича), Lig. GS; обнесенный стеной (из этого слова – составные названия городов, местностей) – Буд.; город, окруженный стеной – Р IV1498, Zen.;

2. крепость - Р IV1166, Kāšġ. D.;

3. загородь - Мал. ЯЖУ.

◊ Высказывалось предположение, что рассматриваемое слово восходит к бал ‘глина’ (Мал.368). Г. Дёрфер намечает следующую схему выработки значения ‘город’: ‘глина’ > ‘глиняная стена’ > ‘место, обнесенное глиняной стеной’ = ‘город’ (Doerf. II257). Связь значений ‘город’ и ‘глина’ признает также О. Н. Туна (O. N. Tuna в TD, № 117, 1961, стр. 642). Н. Н. Поппе намечает следующие родственные отношения между тюрк. и монг. названиями для ‘города’: ср.-монг. balaqasun ‘город’, монг. balgasun < *bálaka-sun то же = др.-тюрк. balıq < *bálq < *bálaka ‘город’ (VGAS122). Г. Дёрфер возводит монг. формы к тюрк. источнику: прамонг. balaġasun ← пратюрк. *bǎlǎqǎ (см. цит. соч.). Так же Cl.335-336. И *bálaka в VGAS, и *bǎlǎqǎ у Дёрфера произвольны, поскольку они не имеют фактического обоснования. Форма *balq в VGAS не случайна. Однако по свидетельству М. Кашгарского balk частью огузов произносится вместо более правильной формы balık для обозначения ‘грязь’ (Kāšġ. I379). Для монг. форм ср. еще: калм. balγad ‘село или ‘город’ (мн. ч. от balγasn), ‘(каменный) дом’, ‘городское строение’ (Ram. KWb.31); balγad… ‘город’, ‘руины’; balγasu(n) то же (Less.80). О balık ‘город’ см. еще Räs. VEWT60b. В. Котвич в тюрк. balıγ и монг. balγasun выделял в качестве основы *balγ- и обозначал его ‘город’ (Котв.35, 42).

О топоформанте “балык” у тюрков из книги Ш. С. Камолиддина “Культура оседлых тюрков Средней Азии”: (Kamoliddin “Orta Asiyadakı oturaq türklərin mədəniyyəti” kitabında “balıq” toponimi haqqda)

О наличии своей градостроительной культуры у древних тюрков свидетельствует богатая и разнообразная терминология, использованная ими для обозначения населенных пунктов — городов, селений, крепостей или укреплений, для которых использовались такие слова, как балык, орду, кент, курган, кышлаг, капуг, тура и др. Эти слова использовались в качестве топоформантов и встречаются в составе топонимов.

Балык. Для обозначения города в памятниках древнетюркской письменности используется слово балык (baliq) [ДТС, с. 80; Кошгарий, т. 1, с. 360], которое также нашло свое отражение в топонимии [Толстов, 1947, с. 71-78; Esin, 1983, р. 168-207; Sinor, 1981, р. 95 – 102]. Названия, образованные при помощи этой лексической единицы, являются одними из самых древних слов географического содержания [Молла-заде, 1979, с. 161]. Так, в византийских источниках упоминается город Карипалук (кари + палук), что по-тюркски означает "город рыб" или "рыба-город" [Трубачев, 1985, с. 10 – 12]. Китайский город Beijing (Peking) тюрки называли Хан-балык [Leslie, 1982, р. 26]. В Монголии упоминается город Тогу-балык [Малов, 1959, с. 104], а в Семиречье - Чигил-балык [ДТС, с. 145]. В тибетской надписи VIII в. из пещеры Тысячи Будд в Дунь-Хуане упоминается замок Шу-балык, в котором почитали "бога тюрков", именуемого Йол-Тангри [Кляшторный, 1981, с. 98]. В эпоху Уйгурского каганата (VIII—IX вв.) в бассейнах рек Орхон и Селенга были основаны города Орду-балык (Кара Баласагун) и Бай-балык [Краткая история, с. 121; Хазанов, 2004, с. 324; Haeshi, 2004, р. 127]. В Восточном Туркестане в средние века упоминается также город Йигач-балык [ал-Карши, с. 104]. В XI в. упоминаются города Беш-балык [Mustawfi, p. 257], Йан-балык и Йани-балык в Восточном Туркестане [Кошгарий, т. 1, с. 136, 160]. Название города Чжанбао, упомянутого в китайских источниках, реконструируется в форме Джан-балык/.Йанбалык [МИКК, т. 2, с. 69]. В уйгурских документах X – XI вв. упоминается топоним Балык кан огры (Baliq qan ogri) [Тугушева, 1972, с. 244]. Один из городов хазаров носил название ал-Мадина ал-Байда Хаб-балык [Minorsky, 1937, р. 144— 145]. Название города Будахкат или Бадухкат в области Исфиджаба [Ibn Khordadhbeh, p. 204; al-Istakhri, p. 337; ас-Сам'ани, т. 2, с. 104] производно от слова baliq — "город" [Байтанаев, 2003, с. 57 – 58]. На пути из Кабула в Газну отмечается город Балак [Байхаки, с. 330, 333, 338, 343], в названии которого зафиксировано слово baliq. В византийских источниках упоминаются топонимы Balay (Balaq) и Baliq qapisi [Moravcsik, 1958, p. 85, 204]. В современной оронимии Центрального Тянь-Шаня сохранилось название Балыг-арт [Караев, 1987, с. 106]. Название города Баласагун в Семиречье [al-Moqaddasi, p. 264, 175] связывается с монгольским словом baljasun (город) [Лурье, 2004, с. 80], в котором также можно отметить древнетюркское baliq. В уйгурской версии записок Сюань Цзана Уш (Ош) упоминается в форме Ушар-балык [Cюань Цзан, c. 61].

Быть может, тюрки называли словом “балык” поначалу только города, находящиеся у воды (рек, морей). Ola bilər ki, türklər başlanğıcda “balıq” sözünü su üstündə yerləşən şəhərlərə deyirmişlər.

Слово “балык” в тюркских имеет еще второе значение “рыба” и, по-видимому, отдаленную взаимосвязь с “балык” в значении “город, крепость”. Об этом подробнее тут.