Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Elan

Balık (fish), bulak (spring)

Про “балык” (крепость, город) я писала тут. Процитирую лишь интересные моменты о слове “балык” (рыба) у Севортяна во 2-ом томе “Этимологического словаря тюркских языков” (стр. 60). [“Balıq” sözünün türk dillərində 2ci anlamı “su heyvanı”dır – “şəhər, qala” anlamında olan “balıq”la uzaq bağlantısı var. “Türk dillərinin etimoloji sözülüyünün” 2ci cildindən qısa alıntı]:

◊ Л. Рашоньи производит balyk от глагола ‘искриться’, ‘сверкать’, ‘мерцать’ (BSLP, 44, 2, стр. 219). Однако глагол с указанными значениями известен в форме балқ // балқы-, но не бал-; из балқы- вывести балық невозможно. <...> К этимологии балық ближе других подошел, как представляется, С. П. Толстов. Он указывал на bal // bar как обозначение водоема, в первую очередь, не текучего, болотистого, восходящего к III-II тысячелетию до нашей эры (см. С. П. Толстов. Города гузов. – СЭ, 1947, № 3, стр. 71-75). Лингвистического обоснования своей гипотезы автор не приводит, однако в пользу его идеи говорят некоторые факты. Ср. каз. диал. бал ‘маленький арык’ ҚТҚЭС51; балгы ‘пена на воде’, ‘пена изо рта’ ҚТДС243; лоб. балун ‘трава’ (около воды) Мал. ЛЯ91; аз. диал. балах ‘осока’ (обычно растущая у воды) ДСАз.54; як. балкый- ‘болтать’, ‘взбалтывать’, ‘плескать’ Пек. I351, балкӹр (от балкый-) ‘взбалтывание воды’, ‘шторм’, ‘волнение’ там же; кир. балчылда- (< бал-ч-ыл-да-) ‘хлюпать’, ‘сильно намокнуть’. Из этих форм ясно вычленяются односложные основы *бал и *бал-, первая из которых представлена в бал ‘маленький арык’. Само строение рассматриваемой основы – ба:лық / балық ~ bâlak / balak указывает на его структурные части: ба:л- / бал- (или ба:л / бал) и форматив –(α)қ. Поэтому слово можно было бы рассматривать как отглагольное существительное.

Там же на стр. 61: БАЛЫР – 1. водоросль, 2. какое-то растение, 3. тина. (Həmin kitabda 61ci səh.: BALIR – 1. yosun, 2. bitki, 3. lil).

Там же на стр. 257 БУЛАҚ (həmin kitabda 257ci səh. BULAQ):

◊ Форма пулук ‘ключ’, ‘родник’ в алт., шор., саг. позволяет восстановить в них глагол *пулу- < *булу-, следовательно, була < *булу- - производное от односложной именной основы *бул. По значениям булақ - ‘источник мутной воды’ Р IV1837 ‘лужа’, ‘болото’ Houts., ‘болезнь уха, при которой течет кровь’ уз. диал. Афз. – можно допустить, что эта производная основа испытала на себе семантическое влияние глагола була- (см. БУЛА- ‘мешать’, ‘перемешивать’). М. Рэсэнен и Г. Дёрфер производят от булақ от глагола була- ‘течь’, ‘вытекать’ [Р IV1836 – кир.=каз., другие значения: ‘быть щедрым’, ‘расходовать’, ‘расточать’, ‘жить в изобилии’, ‘иметь большие средства’, ‘жить на широкую ногу’.- Э.С.] (см. Räs. VEWT87b, Doerf. II № 809). Еще раньше М. Рэсэнен сопоставлял bulaq с глаголом bulγa- ‘смешивать’, ‘делать мутным’ (Räs. Mat.234). Остается неясным, составляют ли була- ‘течь’ или була- ‘мешать’, ‘перемешивать’ (см. БУЛА- ‘мешать’) два разных глагола или один. О булақ см. еще Cl.336a. С корневой частью глагола була- ‘течь’ попытаемся сблизить корневую часть тур. диал. bülke ‘место, где бьет струя в фонтане’, ‘место, где вытекает горячая вода в бане’ (обычно в центре) DS II820. Можно думать, что -ке здесь – отглагольно-именной аффикс. В таком случае остающуюся часть (т.е. глагол *bül-) можно было бы сопоставить с приводившимся выше *бул – корневой частью глагола була- ‘течь’ ~ *булу-. Разумеется, все эти сближения носят предварительный характер, поскольку приведенные фактические данные пока количественно и качественно ограниченны. С тюрк. булақ ~ булағ совпадает с письм.-монг. bulaγ ‘источник’ Влад.326, bulaγ / булаг ‘источник’, ‘ключ’, ‘родник’, ‘первоисточник’ Less.133. Ср. еще монгор. BulaG ‘источник’, ‘фонтан’ (Sm. – Most. D32). Г. Рамстедт отмечал это совпадение (ср. калм. bulug ‘источник’… [bulag, кир. bulaq]) и под вопросом возводил тюрк. bulaq к bul, не указывая однако, значения предполагаемого им источника Räs. KWb.59. М. Рэсэнен и Г. Дёрфер квалифицируют монг. bulag как тюркизм (М. Рэсэнен в Räs. Mat.234 еще неуверенно, в Räs. VEWT - определенно; см. также Doerf. II № 809). Ср. еще эвенк. болак ~ булак ‘родник’, ‘ключ’ (< монг.) ССТМЯ91. М. Фасмер сомневается в происхождении русск. балка – из тюрк. булак (Фас. I118-119). См. БУЛА- (в частности, значения ‘мутить’, ‘мутиться’, ‘хлынуть’ – о грязи и нечистотах уйг. диал. Jarr. – рубрики I, II, III – 4, 5).

Мне возведение русского “плакать” к тюрскому “bulak” (родник, источник, фонтан) и родственному ему глаголу “bulgamak” (мутить, печалиться, волноваться – см. Древнетюрк. словарь, стр. 122)  представляется более логичным, нежели фасмеровское возведение к лит., лтш. глаголам со значением “бить, колотить”.

“Pool” (=basin, pond) in Online Etymological Dictionary and NO:

POOL (2) "small body of water," O.E. pol, from W.Gmc. *pol- (cf. O.Fris., M.L.G. pol, Du. poel, O.H.G. pfuol, Ger. Pfuhl). As a short form of swimming pool it is recorded from 1921.

У Старостина корень “bul” (to soak, gush forth) ностратический.  Фасмер о слове “болото”:

Word: боло́то,

Near etymology: укр. боло́то, блр. боло́то, ст.-слав. блато λίμνη, болг. бла́то, сербохорв. бла̏то, словен. bláto, чеш. bláto, польск. bɫoto "грязь, трясина", в.-луж. bɫóto "грязь, тина", н.-луж. bɫoto "заболоченный лес, грязь".

Further etymology: Родственно лит. báltas "белый", др.-прусск. местн. н. Rythabalt (Буга, РФВ 67, 232), алб. baltë "тина, болото, глина, земля" -- иллирийского происхождения: сев.-ит. palta, ломб. palta, пьемонтск. pauta; см. Г. Майер, Alb. Wb. 25; ВВ 19, 155; Ngr. Stud. 2, 64. Знач. "белый" и "болото", ср. с русск. бель, польск. biel; см. Фортунатов, ВВ 4, 579; В. Шульце, Kl. Schriften 111 (=Sitzber. Preuss. Akad., 1910, стр. 787). Сомнения Бернекера (1, 70) неоправданны. Сюда же, далее, бе́лый; см. Траутман, BSW 25, в то время как нидерл. peel из *pali-, д.-в.-н. pfuol, англ. pool "лужа", др.-инд. jam-bālas "болото, тина" следует отделить, вопреки Уленбеку (РВВ 17, 439 и сл.) и Бернекеру (1, 70).

Yemiş, Gemüse, черемша

Rus - 1) черемша (= дикий лук, дикий чеснок, медвежий лук);  2) черемуха

İngilis - 1) wild leek, ramson, beer's garlic, beer's onion; 2) bird cherry

Alman - 1) Bärenlauch; 2) Faulbeere, Traubenkirsche

Fransız - 1) l'ail des ours, 2) merisier m à grappes; putiet m, putier m

Latın - 1) Allium ursinum, 2) Prunus/ Ceradus padus

İspan - 1) cebolla silvestre, ajo de oso, 2) cerezo aliso, palo de San Gregorio, árbol de la rabia

İtalyan - 1) aglio orsino, 2)
ciliegio selvatico, ciliegio a grappoli

Türkiyə türkcəsi - 1) yabanı pırasa, 2) kuşkirazı

Azərbaycan türkcəsi - 1) çöl sarımsağı, ayı soğanı, qara soğan; 2) yabanı gilas, meşə gilası

Maraqlıdır, tatarlar, qazaqlar, çuvaşlar "cheremuxa"ya "şomırt / çemert" deyirlər. Bizim sözlüklərdə isə "cumurt" sözü "крушина" kimi çevrilir.

==========================================

Türk "yemiş"-inin macar (gyümölcs) və alman (Gemüse) dillərinə keçməsi haqqda Starostin və başqa dilçilərin əsərlərində oxumaq olar.

Fasmer rus dilindəki "черемша" sözünə ağlabatan etimoloji açıqlama vermir:

 
Near etymology: череми́ца, черёмушка1 -- растение "Allium ursinum", словен. črе̑mоš -- то же, польск. trzemucha. Наряду с этим -- вариант с отражением др. задненёбного: сербохорв. сри̏jемуш м., сри̏jемуша ж., сри̏jемуж, сри̏jемужа "вид дикорастущего растения, годного как приправа".
Further etymology: Родственно лит. kermùšė "дикий чеснок", греч. κρόμυον "лук, огородный лук", κρέμυον (Гесихий); см. И. Шмидт, КZ 32, 346, ирл. сrеm, кимр. сrаf "чеснок", англос. hramse, hramesa "лук, черемша", в.-нем. ramsen -- то же; см. Педерсен, Кеlt. Gr. 1, 121; IF 5, 33; Бернекер I, 145 и сл.; Эндзелин, СБЭ 52; Траутман, ВSW 128 и сл. По мнению Бернекера (там же), нужно поставить вопрос об общем происхождении названий черемши и черемухи (см. выше) ввиду того, что оба растения обладают острым запахом. 1 У В. Даля растение "Allium ursinum", т. е. "дикий чеснок", имеет форму черему́шка, а черёмушка -- это дерево "Prunus Padus" или "Сеrаsus Padus". -- Прим. ред.

Oljas Süleymenovun "Тюрки в доистории" kitabında verdiyi açıqlama çox daha anlamlı görünür:

Недостаточное "чувство морфологии" порой заставляет исследователя путать следствие с причиной: черемша, черемица, черемушка, растение allium ursinum - "дикий чеснок", "медвежий чеснок", Шитова производит от сарымсак - "чеснок" (каз., тат., кирг.), сарымсаг (азерб.), sarymsak и sarmysak (тур.). " Несмотря на значительные фонетические расхождения с формой черемша представляется, что последнюю следуют относить к тюркизмам. Можно предположить, что тюрк. сарымсак попало в какой-то русский сокающий (цокающий) диалект, из которого оно вошло в литературный язык в форме женского рода черемша." (Ш., 387). Но чтобы определить направление заимствования, необходимо убедиться в этимологичности самого предлагаемого источника. Установить генезис тюрк. сарымсак - не представляется возможным без помощи русского слова черемша. Полагаю, что именно оно послужило первоисточником для тюркского: čeremša > čeremšak с типичным для огузо-карлукских закрытием конечного слога.

... В тюркских языках Алтая черемiш - "земной плод", чер - "земля", емiш - "плод", "овощ". Особенность этого овоща - пикантного природного консерванта - сделала ему славу и в славянских средах: čremoš - "черемша" (словен.), сриjмуш - "вид дикорастущего растения, годного как приправа" (серб., хорв.). В русском появляется неизбежный конечный гласный -черемша. И оттуда в польский: trsemucha- "черемша". Распрастраняется и в германские: kermuše - "дикий чеснок", "лук" (англос.), ramsen - тж. (в.-нем.).

Название переносится на другой плод: черемуха, черёмха, черёма (др.-рус., рус., укр.), čremha, čremša, sremša (словен.), tremcha (др.-чеш.), stremcha (чеш.), čremcha (словац.), tremcha (пол.). В балтийских языках это название переносится на рябину.

... Таким образом, мне видится, что именно русское черемша в "сокающем" тюркском диалекте произносилось *сарымса, с последующим закрытием конечного слога: сарымсак. Итак, путь слова: *чер-емiш (тюрк.) > черемша (слав.) > сарымсак (тюрк.).

Черемша - тюркское сложное слово, попавшее, по видимому, в общеславянский, что придает ему особую значимость.